Выберите автора

Ростовые куклы: от каркаса до международных брендов

Милованов Максим
г. Пенза, г. Москва Предприниматель, руководитель компании «Промокостюм»
0
№ 11

Что общего между «живым» стаканом кофе и львом-талисманом спортивной команды? Обязательно ли делать «суперкруто», чтобы работать с крупнейшими заказчиками — например, с Олимпийским комитетом, ГУМом или посольством Южной Кореи? И в чем секрет компании из Пензы, которая называет главным конкурентом в России только самих себя?

История развития

В 2010 году у меня было рекламное агентство. Мы занимались разными направлениями, исходили из потребностей клиента, в основном специализировались на сувенирной продукции и промоакциях. 

Однажды к нам обратилась Proctor & Gamble: им нужна была ростовая кукла. Мы выполнили заказ, через некоторое время сделали несколько похожих — и забыли, потому что это не было нашим профилем. 

В 2014-м, в кризис, рынок бизнес-сувениров сильно упал. Во-первых, поднялся курс доллара, и цены заметно выросли. Во-вторых, на складе у поставщика постоянно не было продукции, а у заказчиков не было денег: когда с трудом выплачиваешь зарплату, не задумываешься о сувенирах с логотипом.

Встал вопрос, чем заниматься дальше. В 2014-м или в 2015-м ко мне по рекомендации обратился заказчик, которому нужна была кукла-огнетушитель. Так от сувенирки я начал переходить к ростовым куклам.

Если бы изначально можно было отдать такие заказы на аутсорс, я бы с удовольствием это сделал. Считаю, что компания не может заниматься всем. Но получилось так, что отдать было нельзя, а шить в Китае было бы слишком долго. Куклы нужны к мероприятиям, как правило, через неделю, две или три, а из Китая они идут около двух месяцев. Пришлось искать швей-надомниц — я не мог снять помещение, и кукол шили на дому.

Оказалось, что швеи — специфический народ. Они часто подводили, вели себя неадекватно, многие пили. Это суровая правда. В какой-то момент встал вопрос — либо открывать собственное производство, либо закрываться, потому что работать в таком режиме было невозможно. И я запустил производство.

Персонал был нашей основной проблемой. У меня сложилось понимание, что любой руководитель — это человек, который «просеивает через сито»: чтобы найти нужного, порой нужно отсмотреть очень много людей. При этом никто не дает гарантии, что первое впечатление тебя не обманет. Я, как правило, не ориентируюсь на него, только на реальные действия, и лишь спустя какое-то время делаю выводы.

Еще одна проблема заключалась в том, что наша сфера новая, этому нигде не учат. Раньше мне приходилось обучать сотрудников самостоятельно, объяснять технические особенности и тонкости работы с материалами. Это моя боль: я не производственник по своему типу, мне это очень сложно дается, но пришлось вникать, потому что без глубокого понимания я в принципе не могу контролировать работу людей.

Приходилось заказывать книги из Америки, искать материалы, экспериментировать. Сейчас мы уже знаем, что, например, изолон держит форму лучше, чем поролон, и закупаем его напрямую у производителя, но выяснялись эти тонкости методом проб и ошибок.

Сейчас у меня работает 12 человек. В компании есть четкое деление, каждый занимается своим делом: кто-то отвечает за закупку, кто-то за отгрузку, кто-то за каркас, кто-то за пошив, кто-то за аксессуары. Например, для куклы в виде стакана кофе нужно сначала сделать каркас, а потом обшить его тканью. Для куклы-животного делается каркас головы и обшивается искусственным мехом. Плюс нужны аксессуары, те же перчатки-лапы.

КУКЛЫ, В КОТОРЫЕ ИГРАЕТ БИЗНЕС

Ростовые куклы делятся на две большие группы. Есть куклы-продукты: пицца, кофе, яблоко; есть  кукла-телефон, то есть абсолютно все, что более-менее подходит по форме. Однажды у нас заказывали шуруповерт — мне даже в голову не пришло бы, что кому-то может понадобиться ростовая кукла-шуруповерт! Второй вариант — это персонаж: животное или человек.

Кукол активно используют на выставках и в промоакциях. Отдельная ниша — проведение мероприятий от ивент-агентств или частных аниматоров, но это не совсем наш профиль, мы ориентируемся именно на компании и промоакции для них.

Был такой любопытный кейс. Абрау-Дюрсо, производитель шампанского, два года подряд заказывал у нас по три куклы для фестиваля в Сочи BoogelWoogel. В один из дней фестиваля люди спускаются на горных лыжах в купальниках, а в другой – в костюмах.

Как я понял, Абрау-Дюрсо были одними из спонсоров, и они выделились: у них на лыжах и на сноубордах ехали профессиональные спортсмены в костюмах шампанского, и когда мероприятие заканчивалось, они скатывались вниз и с трамплина прыгали в бассейн прямо в костюмах – кто смешнее упадет. 

ТОНКОСТИ РАБОТЫ

В 2019 году мы начали работать с очень крупными заказчиками, это скорее даже имиджевые проекты. Поработали с Олимпийским комитетом России, с ГУМом, с посольством Южной Кореи. С ними сложно начать работать, но нас рекомендуют: к нам обращаются Роснефть, ЦСКА, «Пантин», «Новотек», «Фейри». 

Не так давно мы отправили три ростовые куклы в Дубай. Им все отказали из-за сжатых сроков, а мы успели. Заказ делался в Пензе, в ночь их погрузили в «ГАЗель» — и в Шереметьево, а оттуда в ОАЭ. Буквально через сутки они оказались у заказчика. 

Самое правильное, что изначально я вообще не ориентировался на местный уровень: мы сразу работали на Москву. Сейчас мы производим и в столице, и в Пензе, 80% отгрузок приходится на Москву, остальное — по всей России. Нас знают, и количество произведенных кукол каждый год растет. 

Сейчас наш главный конкурент — мы сами. Рынок большой, и для России это новое направление. На Западе у каждого университета, у каждого бренда, у каждой команды есть свой талисман, у нас это только набирает обороты.

С нами конкурируют в основном по цене: у нас нормальная рыночная цена, не самая высокая, но и не самая низкая. Стопроцентного лидера в отрасли нет. Я знаю своих конкурентов, все мы производим сотни кукол в год, но, уверен, никто не производит их тысячами. Рынок при этом большой. 

Основных каналов продвижения два. Первый — это интернет, он работает по понятным схемам. А вот с рекомендациями все получается как-то естественно, органически. 

У меня сложилось понимание, что в России, если ты делаешь просто хорошо, у тебя уже дела пойдут нормально. Не нужно даже сверхкачество: ты делаешь в соответствии с техзаданием, в оговоренные сроки, и тебя уже рекомендуют. У нас в стране слабая конкуренция в принципе, и если ты даешь нормальное качество, уже будешь лидером. 

В интернете у нас работает сайт. Основная фишка — наше портфолио. Люди видят, кто нам доверяет, с кем мы работаем, и обращаются. Иногда какая-нибудь неизвестная студия делает второй, третий и четвертый заказы подряд — и в итоге мы делаем более десятка кукол.

У нас не работают прямые продажи. Мне кажется, они потихонечку умирают. По крайней мере, для нас они не оправдывают трудозатрат. Пробовали работать по выставкам, но это тоже не дало нужного эффекта. Хотя зачастую нашу продукцию заказывают именно к выставкам, продажи на выставках у нас не идут. 

ПЛАНЫ И ВЕКТОРЫ

Одна из интересных возможностей — это пневмокостюмы. Многие не понимают разницы. Ростовая кукла — это когда человек надевает на себя твердый каркасный костюм. Пневмокостюм сделан из ткани, ты надеваешь его, включаешь вентилятор, и он накачивает воздух. Это один из трендов, которые однозначно в ближайшие годы «зайдут». 

Мне очень интересно поработать с маскотами — это персонажи-талисманы, интересно попробовать сделать виртуальную и дополненную реальность для них.

Судя по динамике, скоро на рынке ростовых кукол будет большая конкуренция. Но я не хочу зацикливаться только на них, вижу много смежных сфер. Поскольку у нас есть выход на крупных клиентов, мы можем делать перекрестные продажи, вести клиента дальше: сделать ему куклу, пневмокостюм, мягкую игрушку, дополненную и виртуальную реальность. Пока это идеи, работа только начинается.

Стартовать сложно везде. Мне кажется, если спросить любого, кто начинал свое дело, все ответят, что был миллион ошибок. Но я могу сказать, что у меня никогда не было заемного капитала, я не брал кредиты. Все, что зарабатывал, мог реинвестировать. Не представляю, как многие компании годами остаются убыточными. Я понимаю, что у них такая бизнес-модель, но я не объясню ее сотрудникам, мне нужно платить зарплату здесь и сейчас. 

Мне бы хотелось, чтобы люди стремились становиться не чиновниками, а предпринимателями. Потому что это реально круто. Это даже не про деньги, это про стиль жизни и мышление. 

Как бы пафосно это ни звучало, мне кажется, это будущее России. Предприниматели — это люди, которые создают рабочие места, создают что-то из ничего. У нас нет задачи «отщипнуть от кормушки», наша задача — что-то делать, созидать. Поэтому я бы хотел, чтобы было больше таких «муравьев», как я, которые пытаются что-то создавать в России.

1
00 00
0:00
-
02:05
0:00
Коментарии
Оставить коментарий

Вдохновлены нашими экспертами? Присоединяйтесь!
Авторизация