Выберите автора

Чтобы не было мучительно поздно…

Жулимов Игорь
Основатель и руководитель юридической фирмы «Пионер»
0
№ 1

Как-то обратились ко мне перспективные заказчики, но потом пропали. Вчера объявились и захотели невозможного.

Сделали люди проект здания. Условием договора было то, что права на проект переходят к заказчику только после оплаты. Заказчик до конца не рассчитался, обанкротился. Тут бы им и потребовать вернуть проект, раз он не оплачен. Но они решили попробовать получить оплату в качестве кредиторов, и конкурсный управляющий реализовал проект с торгов. Покупатель по этому проекту начал строить себе здание.

Тогда решили они обратиться в суд за защитой своих авторских прав. Дело было еще осенью прошлого года. Я им тогда сказал, что мало информации прислали, и запросил дополнительно документы. Люди пропали, и вот всплыли… с отказом суда в иске. Давай теперь апелляцию им пиши.

Терпеть не могу в чужие дела лезть, но люди, вроде бы, свои, решил почитать решение. Московский арбитраж. Надо сказать, решение мне понравилось, что бывает очень редко, даже с решениями в мою пользу. Сразу видно, судья глубоко влез в тему.

Выяснилась пикантная подробность. Одним из оснований отказа в иске явилось то обстоятельство, что мой клиент взыскал с заказчика долг за проект по суду, и этот долг сейчас включен в конкурсную массу. Стало быть, по мнению суда, клиент утратил исключительные (авторские) права на свой проект.

«Как же так, — вопрошает клиент, — денег же мы не получили?» «В принципе я с судьей согласен, — отвечаю, — его логика заключается в том, что на развилке — требовать оплаты долга или возврата проекта — вы выбрали требование оплаты и, тем самым, отказались от своих прав на проект. Именем Российской Федерации ваше требование об оплате было удовлетворено, следовательно, права на проект вы потеряли.

По-моему, логично. То обстоятельство, что решение суда о взыскании долга не исполнено, никак не влияет на переход права на проект. Во всяком случае, нельзя одновременно в суде требовать и денег за проект, и возврата проекта».

«Но это же наш проект!» — воскликнули они. На эту реплику я вспомнил, как Рокфеллер попросил Риверу убрать портрет Ленина с фрески «Человек на распутье» в Рокфеллеровском центре. Ривера отказался. Тогда Рокфеллер, рассчитавшись с Риверой за работу, приказал стесать фреску. «Это моя фреска!», — возмутился Ривера. «А это моя стена», — спокойно ответил Рокфеллер.

И да, беда, коль сапоги начнет тачать пирожник…

0
00 00
0:00
-
02:05
0:00
Коментарии
Оставить коментарий

Вдохновлены нашими экспертами? Присоединяйтесь!
Авторизация