Выберите автора

Между «тогда» и «сейчас»

Аганбегян Абел
г. Москва Советский и российский экономист, специалист в области организации промышленного производства, заработной платы, макроэкономики, эконометрики, менеджмента. Советник генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Сергеевича Горбачева по вопросам экономики. Главный редактор журнала ЭКО (1970-1988), член редколлегии журналов «Наука и жизнь», «Финансы и бизнес» и «Экономическая политика». Доктор экономических наук, профессор, академик РАН. Заведующий кафедрой экономической теории и политики Факультета финансов и банковского дела РАНХиГС.
0
№ 1

Большинство россиян посещают мысли, что при Советском Союзе жить было лучше. В силу возраста, я прекрасно понимаю природу данных размышлений. Меня от сентиментальных мыслей спасают цифры, с которыми я долгие годы состою в близком контакте. Благодаря которым, я могу увидеть разницу между «тогда» и «сейчас»

МЫ И МИР  

Вопреки общепринятому мнению, при Советах мы не были «крутыми». Долгое время в научно-техническом отношении у нас была отсталая страна. Наши лучшие времена начались где-то с 1955-го и длились по 1970-й год, период, когда СССР запустили в космос первый спутник и первого человека.

Этот рывок произошел во многом благодаря нашей системе образования. В мировом рейтинге она занимала тогда третье место. Поэтому в Советском Союзе смогли подготовить сотни тысяч высококвалифицированных рабочих, десятки тысяч качественных инженеров и тысячи крупных ученых. Они создали надежные ракеты, чего не могли наши американские коллеги, потому что их образование было хуже.    

Фото: Александр Николаев.

Да, Соединенные Штаты раньше начали испытания, но ракета — сложное устройство. Представьте, миллионы составных частей — весь этот комплекс, включая слежение, саму установку, пуск и так далее. Создать надежное взаимодействие такого количества составных частей невероятно трудно. Об эту сложность и споткнулись американцы. Кстати, мы потратили на это намного меньше финансов, просто, в отличие от Соединенных Штатов, у нас не было таких денег.

Во времена Советского Союза особенно остро стояла проблема коммерциализации задуманных проектов. У нас большой разрыв между знанием и умением. В высших учебных заведениях получают исключительно теоретические знания и, не имея практического опыта, отправляются работать на предприятия. Это все равно, что пойти учиться в автошколу, сдать устный экзамен по билетам и без опыта вождения сесть за руль. Если вы хотите научиться хорошо управлять автомобилем, вам необходим инструктор, правда же? Сначала он водит, вы смотрите, как он это делает, потом меняетесь местами и под его присмотром совершаете управление транспортным средством. Под присмотром профессионала нарабатываете опыт вождения.

Можно сказать, что сейчас больше возможностей. Огромный ассортимент товаров, а в конце восьмидесятых были голые прилавки. Бесспорно, в то время был дефицит, но это относительная вещь. Если говорить о дефиците потребительских товаров, то если у вас цены твердые, а зарплата растет, то понятно, что сумма денег превышает сумму товаров по этим ценам. Если вы цены отпустите, у вас дефицита не будет. Просто цена вырастет.

В советское время цена не играла такую роль, как сейчас. Не требовалась окупаемости. Многие вещи стоили непомерно дешево. Возьмем, к примеру, трактор. Инвестиции для производства давало государство. В цену они не входили. Большинство тракторных заводов были убыточными. Техника колхозам передавался практически бесплатно, что в свою очередь позволяло относится к ней без лишней бережливости.

Трактор разбирали на запчасти, если не хватало для другого. Качество было очень сомнительное. В Америке трактор служил двадцать лет, у нас пять лет. Поэтому мы их производили в разы больше, по сравнению с  Соединенными Штатами, а сельское хозяйство имели в разы меньше. 

Был дефицит пшеницы. А ведь мы тогда много ее производили, а  сейчас некуда девать, и мы вывозим зерно за границу, а тогда ввозили из разных стран и нам не хватало. Потому что мы коров кормили зерном, а не комбикормом. Халатный подход был во многих отраслях производства.

В некоторых сферах нам повезло, потому что русский народ очень талантлив. Среди них нашлись такие как И.В. Курчатов или С.П. Королев, им дали развернуться, а к примеру С.А. Лебедев, который придумал компьютеры? Он был академик и директор Института точной механики и вычислительной техники. Но потом этот Институт из Академии наук, генеральный секретарь Н.С. Хрущев отдал в Министерство электроники. Министру академик во главе Института не нужен был, тем более что он со многим не соглашался. Был поставлен директором кандидат наук, который беспрекословно слушал начальство. 

Мы стали копировать плохие американские машины, и где мы сейчас и где они? Несмотря ни на что у нас есть много выдающихся талантов. А ведь до сих пор мы производим суперкомпьютеры – у нас есть «Ломоносов-1», «Ломоносов-2». Это 25-я по счету в мире лучшая машина по производительности.  Наши суперкомпьютеры продаются даже в развитые страны Европы. Этой сферой также занимается Институт прикладной математики, созданный Мстиславом Келдышем. Там вся идеология этих суперкомпьютеров. Но по объемам производства мы сильно отстаем и не только от США и Европы, но и от Китая, потому что не умеют как следует коммерциализировать свои же научные результаты.

ВАЛОВЫЕ РАСХОДЫ НА НИОКР 2017 Г. (МЛРД $)

МЫ И МЫ

За нашу 25-летнюю историю постсоветского периода прошли три этапа. Первый — трансформационный кризис, связанный с распадом СССР и переходом к новой социально-экономической формации. Он завершился в 1998-99-м годах. Тогда была пройдена нижняя точка по экономике и по социальным вопросам. После этого у нас был мощный экономический подъем, в ходе которого мы фактически отыграли потерянные позиции и опять вышли на уровень 1989 года. Наполовину 7%-ный ежегодный рост ВВП был связан с 8-ми кратным повышением цены на нефть – основного  экспортного товара России. В 6 раз из-за этого вырос наш экспорт – суммарно за 10 лет на 2 трлн долл., из которых 1,5 – «подарок мирового рынка».

За ним пришло последнее — потерянное десятилетие. Оно началось с кризиса 2009 года, когда мы упали ниже всех крупных держав, представленных на мировом форуме. Снижение по всем показателям: минус 8% валовый продукт, на 11% — промышленность, на 15% — инвестиции. Развитые страны снизили ВВП в среднем на 3,5%. У развивающихся стран снизились темпы с 6 до 2% в год. Вдвое сильнее у нас снизилась внешняя торговля, чем в среднем в мире (40% и 20%), и в 2-2,5 раза больше упал фондовый рынок.

После этого российская экономика в основном восстановилась за три года — с 2010-го по 2012-й год и немного превзошла уровень 2008 г. После этого с 2013 г. экономический рост у нас прекратился, сначала началась стагнация (2013-2014 гг.), а после введения санкций против России и снижения цен на нефть со второй половины 2014 г. мы перешли к рецессии (2015-2016 гг.). ВВП вновь снизился на 3%, инвестиции — на 11%, реальные доходы, конечное потребление домашних хозяйств и розничный товарооборот на душу населения – на 12-15%. В 2017 г. стране удалось преодолеть рецессию: ВВП вырос на 1,5%, промышленность — на 1%. Однако, объем строительства, особенно жилищного, реальные доходы населения и финансовые результаты организаций и предприятий продолжали сокращаться. Первые месяцы 2018 г. небольшой экономический рост продолжился, сокращение показателей прекратилось.

В Послании Федеральному Собранию Президент РФ В.В. Путин выдвинул задачу преодоления стагнации и перехода к ускоренному экономическому развитию: ВВП в расчете на душу населения намечено до 2025 г. увеличить в 1,5 раза, число бедных сократить с 20 до 10 млн человек, увеличить жилищное строительство с 80 до 120 млн кв. м за 5 лет, удвоить расходы на здравоохранение, а по ожидаемой продолжительности жизни к 2030 г. войти в «Клуб 80+». Чтобы добиться такого социально-эконом подъема, Президент РФ В.В. Путин выдвинул задачу – увеличить долю инвестиций в основной капитал с 21% в настоящее время до 25-27% в перспективе.

Наряду с инвестициями, главным локомотивом социально-экономического развития станут вложения средств в человеческий капитал – в сферу «экономики знаний», точнее в сферу, которая насыщает человеческий капитал знаниями и умениями: НИОКР, образование, информационно-коммуникационные технологии, биотехнологии и здравоохранение. В России эта сфера сейчас создает 13% валового продукта. В европейских странах — 30%, в США — 40%.  Так что, нам нужно обеспечить форсированный рост человеческого капитала, вложения средств в   «экономику знаний» — ее долю в ВВП России следовало бы увеличить до 25-30% за в течение 10-ти последующих лет.

По сравнению с советским временем доля инвестиций в основной капитал в ВВП снизилась, примерно, в 2 раза — с 40 до 20%, в разы сократилась и доля вооружений в ВВП. За счет всего этого дополнительно вырос фонд потребления в составе валового внутреннего продукта. К тому же из-за 20-ти летнего периода депопуляции несколько снизилась численность населения России, поэтому размер фонда потребления на душу населения в среднем у нас сегодня на 25-30% выше, чем был в советское время.

Можно сказать, что, в среднем, мы стали жить лучше. Только в области «уровень жизни» значение «в среднем» — не показатель. Это как в том анекдоте, трое пришли в студенческую столовую, один съел две котлеты, другой — одну, третий — ни одной. Зато в среднем, они съели по одной.

При переходе России к частной собственности и рынку социальное неравенство резко выросло. Среднедушевой доход 10% богатых семей стал выше душевого дохода 10% бедных семей в 15,5-16 раз (по нашей статистике), а в советское время эта разница составляла — 3-4 раза. В Западной Европе она составляет 8-10 раз, а в странах социал-демократической направленности — 6 раз, в Японии — 5 раз. Поэтому при относительно высоком среднем реальном доходе населения России мы имеем чрезмерное число бедных. Многие люди сегодня живут хуже, чем жили в советское время, зато 20-30% относительно богатых семей живут в 1,5-2 и более раз лучше, чем жили раньше.

 «ЧЕЛОВЕК-СИЛА» ПЕРЕХОДИТ В «ЗНАЧЕНИЕ-СИЛА»

Нужно учесть: жизнь совершенно изменилась.  Я могу устроиться на любую работу.  Где хочу получить образование, даже за границей. Свобода. При желании заниматься личным предпринимательством. Все зависит от моих способностей и желания развиваться и зарабатывать деньги. Возможности человека резко расширились. Это, может быть, важнее формальных показателей, про которые я говорил. То, что люди сейчас живут лучше и имеют больше перспектив — это видно.

0
00 00
0:00
-
02:05
0:00
Коментарии
Оставить коментарий

Вдохновлены нашими экспертами? Присоединяйтесь!
Авторизация