Выберите автора

О самом чувственном цвете бизнеса, который был когда-то дороже золота

Коро Николас
г. Москва DAnthr., Главный Куратор Исследовательского Центра Брендменеджмента и Брендтехнологий (RCB&B), член Совета Гильдии Маркетологов, Вице-президент Академии Имиджелогии России, советник Президента МТПП по маркетингу и брендингу, партнер EQ-factor Lab research
0

«Лиловый — это просто розовый, который пытается быть фиолетовым», — сказал Уистлер Джеймс. Что такого особенного в фиолетовом цвете и почему он стоил дороже золота?

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Сколько стоит цвет? Вопрос может показаться сегодня весьма странным. В первой половине 19 века химическая анилиновая революция взорвала мир всеми мыслимыми и немыслимыми красками и привела нас к тому, что по цене они практически не отличаются друг от друга и продаются по весу и объему, без ценового акцентирования какого-то одного определенного красителя.

Но именно до начала 19 века такие понятия, как кошениль, марена,  индиго и, конечно же, пурпур стоили определенных и весомых сумм благодаря своей принадлежности к редкой и уникальной цветовой палитре.

Так, корни двухлетней марены (весьма невзрачного цветочка) давали ярко-красный и глубокий бордовый краситель, именовавшийся «крапп» (кстати говоря, именно поэтому бордовые военные береты и сейчас именуют «краповыми»).

Кошениль — мерзостного вида насекомые, источники карминовой кислоты, которая сама по себе и является красителем весьма активного благородного красного оттенка. Помимо этого, кармин является еще и пищевой добавкой, знакомой нам по коду Е120.

Индиго же — попросту производное из семейства бобовых рода Индигофера, произраставшее и произрастающее на полуострове Индостан.

Да, эти цвета природа монополизировала и разложила по некоторым индивидуальностям из ботаники и зоологии. Они были сложнодобываемыми, требовали огромного количества корешков или мошек и подразумевали запредельные логистические трудности.

Но наипервейшее место по всем меркам сложностей получения, а значит, и по стоимости, конечно, у пурпура — самого царственного из цветов. Это не метафора, а экономическая и политическая истина. Ткани, окрашенные в пурпур, были настолько дороги, что лишь правители могли себе их позволить.

В Древнем Риме пурпурный цвет законодательно закреплялся исключительно за императором и детьми мужского пола, а любая попытка использовать пурпурные красители каралась смертью.

Впрочем, Клеопатра в период брачного союза с Цезарем позволила себе носить пурпурные одеяния, что вызвало политический скандал в Сенате. Хотя, если честно, дело было не в том, что она египтянка, а попросту в том, что она — женщина, по римским законам — человеческая особь, не имевшая права голоса. И она дерзнула примерить то, что по статусу полагалось лишь мужчине, коим и был император!

Но вернемся к экономическому статусу фиолетового цвета, именуемого долгие века пурпуром.

Он добывался из трех видов пурпуроносных моллюсков (иглянок), а именно: Bolinus brandaris, Hexaplex trunculus и Thais haemastoma, каждый из которых давал только один оттенок пурпура (от алого до фиолетового), а в разбавленном виде дарил розовые оттенки, возрожденные спустя тысячелетия одеждой Барби, законно царствующей и по сей день среди кукол.

Современная археология относит находки с первым применением пурпура к 1600-м годам до н.э., многочисленные письменные источники доносят до нас упоминания об этом красителе, ценах и статусе, начиная с египетских папирусов и древнеримских источников.

Долгое время Финикия обладала монопольным правом на производство и торговлю пурпуром наивысшего качества, сформировав в дохристианском мире два бренда, связанных с этим красителем, — Мирский и Сидонский, отличавшиеся не только оттенками, но и светоотражающей способностью.

Раскопки 1864 года поразили мир залежами отходов производства пурпура близ нынешней Сайды (бывший Сидон) — раковин пурпуроносных моллюсков — по 120 метров в длину и 8 метров в высоту, что по самым скромным подсчетам составило 200 000 кубометров! Почему так много?

Давайте проведем простейший расчет себестоимости технологии производства пурпура тех времен: после выпаривания 1 кг сырцового красителя (краскосодержащей железы, вырезанной из мяса моллюска) получалось чуть больше 50 г чистого красителя. На окрашивание 1 кг прядильной шерсти необходимо не менее 200 г готовой пурпурной краски — или 3 кг красителя-сырца, что в переводе на количество моллюсков приравнивается к 30 тысячам раковин.

Становится ясно, что пурпур, если исчислять по граммам, стоил не просто как золото, а порой дороже. К примеру, во 2 г. до н.э. (год получения Октавианом Августом титула «отец отечества») килограмм пурпурной шерсти стоил 2 000 денариев, а в 301 г. н.э. (как раз когда Диоклетиан окончательно отбросил фиговый листок прицепса и стал полновластным императором без остаточно республиканской титульной шелухи, ровно за 2 года до официального начала гонений на христиан) килограмм шерсти, окрашенной в пурпур, уже стоил 50 000 денариев.

А если взять пурпурный шелк (с учетом того, что шелк в Древний Рим доставляли исключительно из Древнего Китая — представьте себе транспортные накрутки того времени!) весом в 1 кг, стоимость поднималась до 300 000 денариев — по сегодняшнему курсу примерно 70 тысяч долларов США. Это более чем в 2 раза дороже сегодняшнего килограмма золота! Заодно теперь нам ясно, что Финикия получила свое название не из-за того, что там росло много финиковых пальм, а из-за того, что монополизировала производство самого дорогого цвета. Название Финикия мы приняли от древних греков: φοῖνιξ — красный, багряный, ибо эти цвета были также производными, а порой и синонимичными пурпуру (лат.purpura — пурпур, греч. πορφύρα).

ВОСПРИЯТИЕ ЦВЕТА

Не быстрым получился наш рассказ о самом дорогом цвете мира, но уж если мы задались вопросом в самом начале, имеет ли цвет цену, требовалось ответить!  Однако принесем извинения тем, кто счел наше погружение в историю излишним отвлечением, и вернемся к психофизиологии и деловому практикоприменению фиолетового цвета.

Фиолетовый — самый удивительный цвет просто потому, что он возникает в процессе слияния (смешивания) цветовых антагонистов. Красный — активность, атака, агрессия, кровь, секс — и синий, полная противоположность красному — пассивность, смирение, печаль.

Фиолетовый по сути своей психологический цветовой оксюморон — объединение необъединимого, единство противоположностей, слияние невозможного! Фиолетовый — цвет-загадка, цвет-тайна, потому что он состоит из того, что не может быть единым целым из-за диаметрально противоположных реакций вегетососудистой системы человека, реагирующей на цветовой сенсорный раздражитель!

Фиолетовый — цвет одновременного противоречия и притягательности именно из-за своего смесового дуализма значений и восприятий красного и синего. Вероятно, поэтому фиолетовый интуитивно стали чаще всего использовать в качестве фоновых элементов обложек сказок с самого начала массовой полноценной полиграфии. Позже, с появлением фэнтези как самодостаточного литературного жанра, он стал обязательным в иллюстрациях.

ФИОЛЕТОВЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ

Нам всегда казалось, что самым интересным было бы выявить оценочное восприятие фиолетового цвета среди детей допубертатного периода развития, что и было сделано в нулевых годах группой исследователей, которую возглавили культуролог фрау Элена Каракоз и ваш покорный слуга.

Результаты исследования, проходившего в Америке, Европе, Азии и России, дали невероятно интересные результаты по всем изучаемым цветам, но фиолетовый в своей таинственной, мистической, сказочной базисности восприятия дал поразительный результат.

Семь из десяти девочек при просьбе нарисовать платье сказочной феи брали в руки мелки и карандаши высветленных оттенков фиолетового, а мальчики в ответ на просьбу нарисовать замок колдуна выбирали фиолетовые затемненные цвета.

Впрочем, еще больший по масштабу эксперимент был примерно тогда же проведен во время рекламной кампании M&M’s. Вспомните эту всемирную рекламу: скажите, дети, какой цвет вы считаете самым красивым, напишите нам об этом, мы подсчитаем голоса, выкрасим шоколадную горошину в этот цвет, и кто найдет ее, тому… Вспомнили? Результатом стал выбор ребятишек практически всего мира — цвет молочного фиолета.

Как не вспомнить эксперименты RCB&B с 2008 года, проводимые ежегодно, с фиксацией смены потребительской модели после смены основного цвета ручки знаменитого швейцарского ножа.

При демонстрации традиционной красной ручки с раскрытыми лезвиями ножа на вопросы: «Что это и для кого это?» — ответы в массе своей были ожидаемы: «Это швейцарский/военный/ нож, для того чтобы пилить, строгать, колоть, резать». Но как только мы показывали этот же нож с перекрашенной в фиолетовый цвет красной ручкой, то на те же вопросы у 2/3 респондентов ответы менялись: «Это швейцарский нож для женщин/для женщин-военных/для гламурной публики/для мужчин нетрадиционной ориентации, и используют его, чтобы подпиливать/подрезать/для маникюра».

Что самое интересное: даже изменив условия эксперимента (мы заранее рассказывали о цветовых воздействиях, о психофизиологии цвета и лишь после этого демонстрировали изображения красного и фиолетового ножей) мы все равно получали тот же результат в ответах.

Фиолетовый противоречив, несомненно, но при этом он имеет устойчивые ассоциативности:

  • вкусовые: фиолетовый цвет на шоколадной обертке воспринимается ассоциативно устойчивее с шоколадом как продуктом, гораздо чаще, нежели любые другие цвета, а в сочетании фиолетового и коричневого на упаковке эффект усиливается;
  • жанровые: если мы говорим об обложках, иллюстрациях, афишах;
  • гендерные идентификации: лишь дерзновенно смелых мужчин воспринимают в роли правомочного носителя фиолетового, а не переодевшегося в женские цвета;
  • распределение по возрастным группам также имеет крепкую увязку с фиолетовым цветом. Представьте себе, что вам навстречу по улице идет девушка с фиолетовыми волосами. Если представили, то попробуйте проанализировать свои реакции, свое отношение к девушке, портретируйте социологически эту девушку. А после этого представьте милую городскую бабушку/даму, которой далеко за 70-75, и при этом она активно выливает фиолетовую краску на свою седину — тут уж не надо портретизировать и анализировать: добрая половина бабушек в нашей стране и по всему миру подкрашивает седину именно так, и мы не реагируем на них так же, как могли бы отреагировать на молодых людей с фиолетовым цветом волос!

Просто задайтесь вопросом: почему же так разнятся наши реакции или локализуются наши ассоциации, когда мы представляем фиолетовый цвет на продуктах, услуговых вывесках, логотипах, визитках, одежде, и тогда точно не ошибетесь в деловом практикоприменении фиолетового цвета. Только, пожалуйста, не ищите ответ у Фаины Раневской, которая о цвете волос и седине высказалась однозначно — отвечая на вопрос, кто более склонен к верности, блондинки или брюнетки, заявила: «Только седые!»

Говоря о чувственности фиолетового, не могу устоять и вновь приведу в пример примата чувственности этого цвета древнегреческий миф, эллинизированный или попросту заимствованный у финикийцев.

Дело было так. Нимфа Тира (ну вы теперь понимаете, что это нимфа, которая обитала возле финикийского города Тира, где была официально прописана и носила имя города, как Веронезе от Вероны, а Леонардо от заштатного городка Винчи), в которую был влюблен Мелькарт (этакий финикийский аналог Геракла, также эллинизированный впоследствии финикийский то ли бог, покровительствовавший морским путешествиям, то ли попросту местный царь), обратила внимание на собаку Мелькарта.

Собака носилась по берегу моря, хватала всякий выброшенный прибоем мусор, пока не раскусила ракушку и не окрасила морду в прекрасный оттенок, который был одновременно и красным, и синим. Чтобы Мелькарт отстал от нимфы Тира, она и предложила выкрасить его одежды в этот новый цвет, который бы всегда напоминал царственному мужику о чувствах к божественной нимфе. Вот и все. Кому-то «вот и сказке конец», кому-то — чувственная подоплека исторически самого дорогого цвета, а кому то и семейноориентированная рекомендация о силе фэшн-индустрии в межличностных отношениях.

И, пожалуй, напоследок скажу — следуйте заветам Регины Бретт, заявившей когда-то: «Будьте эксцентричны сейчас. Не ждите старости, чтобы носить фиолетовый!» Если, конечно, это не противоречит вашему деловому дресс-коду. Но даже если и так, вспомните, что и помимо работы есть жизнь! Фиолетового вам настроения!

2
00 00
0:00
-
02:05
0:00
Коментарии
Оставить коментарий

Вдохновлены нашими экспертами? Присоединяйтесь!
Авторизация